Видео и звукозаписей

За последние годы средства регистрации изображения и звука благодаря их надежности, миниатюрности, простоте и полноте фиксации визуальной и звуковой рода информации нашли широкое применение в быту, на предприятиях и в учреждениях.

Для криминалистов записи изображения и (или) звука – часто являются важным источником информации. С юридической точки зрения особенность анализа видео- и звуковой информации расследуемого происшествия состоит в том, что такое исследование позволяет доказать многие факты преступной деятельности, происходящие с глазу на глаз, без свидетелей. По этой причине видео- и звукозаписи широко используются в уголовном и гражданском судопроизводстве.

Исследование магнитных или каких–либо других записей изображения или звука с целью установления фактов, имеющих доказательственное значение, и составление по данным указанного исследования экспертного заключения для использования последнего в судопроизводстве называется криминалистической экспертизой видео- и звукозаписей (КЭВиЗ). Данный род судебной экспертизы входит в класс криминалистических экспертиз и подразделяется соответственно на два вида: криминалистическую экспертизу видеозаписей (КЭВ) и криминалистическую экспертизу звукозаписей (КЭЗ).

Предмет криминалистической экспертизы видео- и звукозаписей составляют фактические данные, обстоятельства дела, устанавливаемые на основе специальных познаний экспертов – специалистов в области видеозаписи и видеопроекции, звучащей речи, звуковой среды, а также условий, средств, материалов и следов видео- и звукозаписей.

Научные основы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписей составля­ют специальные знания в области криминалистики, электроакустики, звуко- и видеотехники, математики, электроники, психологии, лингвистики, теории речеобразования, ме­дицины. Использование средств и методов, разработанных в различных науках, для проведения экспертных исследований видео- и звукозаписей позво­лило криминалистам создать комплексные методики, с помощью которых эксперты в состоянии решать весь перечень задач данного рода экспертизы.

Идентификационные задачи – экспертные задачи, основная цель которых – установление факта индивидуально–конкретного тождества или общности групповой принадлежности конкретных материальных объектов.

Идентификационные задачи облекаются в форму вопросов о конкретном объекте, принадлежности сравниваемых объектов к одному роду, виду, группе (причем, возможно, очень узкой), общности источника происхождения разных объектов, о принадлежности к единому целому, единой массе, выполнении разных объектов (например, речевой продукции) одним лицом.

К идентификационным задачам криминалистической экспертизы звукозаписей следует отнести:

  • идентификацию личности по голосу и звучащей речи;
  • идентификацию средств звукозаписи;
  • идентификацию источников звука.

Диагностические задачи в настоящее время трактуются различно. Наиболее широкая интерпретация сближает их объём с объёмом неидентификационных задач. Учитывая это, с одной стороны, и большое число видов неидентификационных задач – с другой, в данном классе задач целесообразно сразу же выделить по меньшей мере четыре подкласса:

  • классификационно–диагностические. Эти задачи имеют целью установление характеристик (свойств) неизвестного или известного объекта для отнесения его к общепринятому классу (примером может служить задача создания т.н. “речевого портрета” – установление по голосу и звучащей речи пола, возраста, профессии и других характеристик фигуранта экспертизы);
  • собственно диагностические. В таких задачах речь идёт об установлении состояния объекта (классическим примером подобной задачи в КЭЗ служит исследование фонограммы на предмет наличия / отсутствия на ней признаков монтажа или изменений, внесённых в процессе записи или после неё);
  • обстановочные непосредственно направлены на реконструкцию внешней обстановки события. Такой задачей является, например, установление того, где проводилась запись исследуемой фонограммы: в закрытом помещении, на открытом воздухе, в салоне автомобиля и т.д.;
  • причинно–динамические имеют целью установление причинно–следственных отношений, механизма эпизодов события. Задачи установления механизма эпизодов события реализуются в вопросах о числе участников исследуемого события (например, разговора), последовательности их действий (например, последовательности стуков во внешний корпус затонувшего судна) и т.д.

Примерами диагностических задач  криминалистической экспертизы звукозаписей могут служить задачи из списка, приведенного ниже:

  • установление свойств средства и материалов звукозаписи;
  • экспертиза условий, при которых происходил зафиксированный на фонограмме разговор;
  • установление   признаков  изменения  звукозаписей.

Примерами неидентификационных задач криминалистической экспертизы звукозаписей (которые, впрочем, согласно также следует отнести к диагностическим)  являются:

  • установление дословного содержания текста и его свойств;
  • определение количества участников разговора.

В свою очередь задачи целиком определяют тот круг вопросов, которые ставятся следствием или судом при назначении экспертизы. В рамках криминалистической экспертизы звукозаписей на разрешение экспертов могут ставится следующие вопросы:

  • Имеются ли на представленной фонограмме фрагменты с  записью звучащей речи?
  • Каково дословное содержание разговора, зафиксированного на данной фонограмме (отдельных ее фрагментах)?
  • Мужская или женская звучащая речь записана на фонограмме?  
  • Сколько человек  принимало  участие  в  разговоре,  записанном  на представленной фонограмме?
  • Пригодна  ли  представленная на исследование фонограмма для идентификации говорящего по голосу и речи?
  • Произнесены ли зафиксированные на представленной  фонограмме фрагменты  речи гр. А., Б. или кем–то другим? Какие именно фрагменты произнесены А., какие Б.?
  • Является ли представленная фонограмма непрерывной записью?
  • Является данная фонограмма оригиналом или копией?
  • На одном или нескольких магнитофонах были сделаны записи звучащей речи, представленные на фонограмме?
  • Какого типа магнитофон использовался при производстве звукозаписи?
  • Была ли изготовлена данная фонограмма на представленном на экспертное исследование магнитофоне?
  • Не содержит ли представленная фонограмма признаков монтажа, выборочной фиксации, наложения одной записи на другую?
  • Какова природа звуковых сигналов, зафиксированных на представленной фонограмме?
  • Являются ли звуковые сигналы на фонограмме сигналами конкретного источника (указать источник.)?
  • Могла ли быть произведена запись данной фонограммы в указанном месте?
  • Обладает ли (судя по качеству записи) оператор, производивший запись, необходимыми техническими навыками?

Оговоримся, что представленный перечень вопросов не претендует на абсолютную полноту и может быть расширен по мере возникновения новых следственных ситуаций и увеличения списка задач, решаемых в рамках криминалистической экспертизы звукозаписей по мере её развития.